(Konstantin)29.05.2016

В гостях на Vignalta (часть 2)

Продолжение. Начало здесь: http://monfinvin.com/v-gostyah-na-vignalta-chast-1/

Вино третье: Agno Tinto 2009 года.
— Это шираз – Массимо разливает по новым бокалам. – Первый наш опыт, мы как раз в 2009 году стали его производить здесь, в Италии. Виноград тоже растет на белой, известняковой почве.
— Интересно – говорю я. – У меня всегда Венецианская провинция ассоциировалась с сортами, составляющими Valpolicella Blend, — корвина, рандинелло, молинара, оселета. А вы их не выращиваете? Где вальполичелла? Где амароне?
— Нет – говорит Мауро – это в зоне Вероны, но там совершенно другие земли, чем в Падуе. Там предальпийская территория, там мрамор режут – совершенно другой состав почвы.
Массимо соглашается:
— Здесь самый традиционный сорт это мускат флер даранж. Мы его попробуем в самом конце дегустации. А эти красные вина, особенно третье и четвертое, нетипичные для Падуи, это наши эксперименты.
— И так в каждой зоне – говорит Мауро – Например, в Тревизо поедем – там все другое, хоть тоже Венето. В Тревизо просекко главный виноград. Красные вина там хуже, не такие насыщенные. Но для ежедневного потребления – вполне вкусные.
Мы пьем за процветание хозяйства Vignalta. Вино мужское, довольно брутальное, с ярко выраженными танинами и кислотностью. На мой вкус грубовато, но моим спутникам нравится. Спрашиваю, какова производительность винодельни.
Массимо:
— 220 тысяч бутылок в год. У нас 55 гектар под виноградниками.
— А вино в бочках теряет или приобретает крепость? – интересуется Мауро.
— Теряет. При сборе градус сахаристости 24-25%. Вино на выходе – 15,5%, если мы говорим об Арква. Земля каменистая, стараемся виноград специально не поливать. Только если засушливый сезон и надо его спасти.
— «Лоза должна страдать» – вставляю я известное выражение и допиваю это темно-красное, терпкое вино.


Вино четвертое: Pino Nero
— О, пино – встречаю я новую бутылку. – Эта тема традиционно французская и американская – не простой эксперимент. Не зря у вас владелец американец.
— Да, это трудное для нас вино. Делаем в необычной манере – ферментация происходит с кожурой и только мягкая прессовка. Так делали в Бургундии еще более 100 лет назад.
— Кстати о владельце – вспомнил Мауро разговор, начатый в машине. – Насколько я знаю, он был строителем. Строил гражданские объекты в Ливии, где-то еще. Но сам отсюда родом, с холмов.
— Si – говорит Массимо. – После Африки вернулся домой, начал делать вино в гараже. А потом купил винный дом, который был на грани банкротства. Вместе с виноградниками.
Я спрашиваю Массимо, сколько было лет винодельне, которую купил владелец Vignalta.
— Не знаю. После войны все сложно было. Виноградники надо было обновлять, вкладывать много денег. Все же было разорено. Но он, конечно, молодец – сделал необходимые анализы почвы, рассадил сорта по науке.
Пино кажется водянистым на цвет, не похоже на предыдущие вина. Аромат совершенно не сладкий, мне очень нравится. Вино не плотное и легкое. Я делаю комплимент хозяевам:
— Италия, конечно, удивительная страна. Прекрасные вина и дешевле французских, в 2 раза дешевле.
— У нас очень строгие законы – говорит Мауро – Мы не можем добавлять в вино коньяк. А французы могут и, порой, добавляют. Мы же пьем тол
ько то, что родилось.
Я внутренне улыбаюсь его словам, его здоровому и искреннему патриотизму – такая конкуренция и двигает виноделие вперед. Жаль, что не могу хорошо отозваться о российском вине.
— В России лучшим итальянским винодельческим хозяйством считают, я думаю, дом Гайя. А самым известным венецианским – Даль Форно Романо.
Мауро задумался.
— Гайя он же из Пьмонта? Ну, у них свое вино, мы редко пьем. А Даль Форно — хороший дом, я вас понимаю, они в прошлом году взяли «Лучшую вальполичеллу». Но это тоже Верона.

Вино пятое: Alpianae 2013
В завершение дегустации мы пробуем десертное вино из муската флер даранж – золотистое, плотное и очень ароматное.
Массимо:
— Сахара, конечно, в этом вине нет. У нас винодельни проверяют, берут анализы – ищут протеины, которых в винограде не может быть в принципе, а в сахаре есть. Найдут – наложат запрет на продажу вина.
— Этот мускат – наша гордость – говорит Мауро – Кстати, Венеция и Венгрия вели спор за марку «токайский мускат». Венгры выиграли, доказали, что это их историческое название.
Мы пробуем. Вкус свежий, насыщенный, маслянистый, абрикосовый с апельсиновыми нотами. Ирина в восторге:
— Все, я нашла свою любовь!
Мауро, показывая на бутылки от красного вина:
— Как так? Это были мужчины, а это, на десерт, — женщина!
— Тост сам собой созрел – поднимаю я — за любовь и хорошее вино!
И жадно делаю глоток италийской dolce vita.

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо Войти.

Вход на Monfinvin

Регистрация на Monfinvin

Восстановление пароля

На Вашу почту была выслана ссылка для обновления пароля.

Новый пароль