(Konstantin)29.12.2015

Фалернское вино в романе «Мастер и Маргарита»

Фалернское вино – античный сорт вина из Кампании. Оно достаточно часто упоминается в древней и современной литературе, однако его характеристики в разных источниках отличаются.
Во-первых, существует путаница с определением цвета фалернского вина. Его описывают и как темное, чёрное (Марциал) и как золотистое (словарь Брокгауза и Ефрона), янтарное (Плиний).
Во-вторых, не ясны степень сладости и крепости этого вина. Так, в древней литературе отмечается его способность к более чем 20-летней выдержке (Афиней) и даже горению (Плиний). Чтобы смягчить «горечь фалерна» (Катулл), римляне добавляли в него мед (Гораций).
Вероятно, фалернскими называли несколько вариантов вин одного региона происхождения – Фалернского округа.
Следует упомянуть, что фалернское вино было весьма дорогим. «Выпивка стоит здесь асс. За два — самого лучшего купишь, а за четыре — можешь фалернское пить» (надпись в Помпеях).
Неудивительно, что именно это легендарное вино пьет в «Мастер и Маргарите» пятый прокуратор Иудеи всадник Понтий Пилат, и именно им Азазелло угощает героев романа.
Но прочтите отрывки из романа ниже – в них есть нюансы.

Глава 30
Пора! Пора!

– Мне и самой нравится быстрота, – говорила Маргарита возбужденно, – нравится быстрота и нагота. Как из маузера – раз! Ах, как он стреляет, – вскричала Маргарита, обращаясь к мастеру, – семерка под подушкой, и любое очко… – Маргарита начинала пьянеть, отчего глаза у нее разгорелись.
– И опять таки забыл, – прокричал Азазелло, хлопнув себя по лбу, – совсем замотался. Ведь мессир прислал вам подарок, – тут он отнесся именно к мастеру, – бутылку вина. Прошу заметить, что это то самое вино, которое пил прокуратор Иудеи. Фалернское вино.
Вполне естественно, что такая редкость вызвала большое внимание и Маргариты и мастера. Азазелло извлек из куска темной гробовой парчи совершенно заплесневевший кувшин. Вино нюхали, налили в стаканы, глядели сквозь него на исчезающий перед грозою свет в окне. Видели, как все окрашивается в цвет крови.
– Здоровье Воланда! – воскликнула Маргарита, поднимая свой стакан.
Все трое приложились к стаканам и сделали по большому глотку. Тотчас предгрозовой свет начал гаснуть в глазах у мастера, дыхание у него перехватило, он почувствовал, что настает конец. Он еще видел, как смертельно побледневшая Маргарита, беспомощно простирая к нему руки, роняет голову на стол, а потом сползает на пол.

Глава 25
Как прокуратор пытался спасти Иуду из Кириафа

Пришедший прилег, слуга налил в его чашу густое красное вино. Другой слуга, осторожно наклонясь над плечом Пилата, наполнил чашу прокуратора. После этого тот жестом удалил обоих слуг. Пока пришедший пил и ел, Пилат, прихлебывая вино, поглядывал прищуренными глазами на своего гостя. Явившийся к Пилату человек был средних лет, с очень приятным округлым и опрятным лицом, с мясистым носом. Волосы его были какого то неопределенного цвета. Сейчас, высыхая, они светлели. Национальность пришельца было бы трудно установить. Основное, что определяло его лицо, это было, пожалуй, выражение добродушия, которое нарушали, впрочем, глаза, или, вернее, не глаза, а манера пришедшего глядеть на собеседника. Обычно маленькие глаза свои пришелец держал под прикрытыми, немного странноватыми, как будто припухшими, веками. Тогда в щелочках этих глаз светилось незлобное лукавство. Надо полагать, что гость прокуратора был склонен к юмору. Но по временам, совершенно изгоняя поблескивающий этот юмор из щелочек, теперешний гость широко открывал веки и взглядывал на своего собеседника внезапно и в упор, как будто с целью быстро разглядеть какое то незаметное пятнышко на носу у собеседника. Это продолжалось одно мгновение, после чего веки опять опускались, суживались щелочки, и в них начинало светиться добродушие и лукавый ум.
Пришедший не отказался и от второй чаши вина, с видимым наслаждением проглотил несколько устриц, отведал вареных овощей, съел кусок мяса.
Насытившись, он похвалил вино:
– Превосходная лоза, прокуратор, но это – не «Фалерно»?
– «Цекуба», тридцатилетнее, – любезно отозвался прокуратор.
Гость приложил руку к сердцу, отказался что либо еще есть, объявил, что сыт. Тогда Пилат наполнил свою чашу, гость поступил так же. Оба обедающие отлили немного вина из своих чаш в блюдо с мясом, и прокуратор произнес громко, поднимая чашу:
– За нас, за тебя, кесарь, отец римлян, самый дорогой и лучший из людей!
После этого допили вино, и африканцы убрали со стола яства, оставив на нем фрукты и кувшины. Опять таки жестом прокуратор удалил слуг и остался со своим гостем один под колоннадой.

Интересный фактом является то, что Булгаков вписал в тетрадь «Роман. Материалы» фразу «Falernum vinum золотистое вино».
Тогда почему фалернское вино, разлитое Азазелло, окрашивает все в красный цвет крови? Ни одному слову демона нельзя верить? Или Михаил Афанасьевич хотел что-то сказать этим эпизодом? Или это просто нерешенное авторское противоречие?

Азазелло говорит, что прокуратор сам пил фалернское вино. Но гостю Понтий Пилат наливает тридцатилетнюю цекубу.
В словаре «Брокгауза и Ефрона» в статье «Цекубская область», в частности написано: «давала прекрасные виноградники: по свидетельству Горация, Плиния и Марциала, цекубское вино считалось лучшим сортом италийских вин.»
Т.е. прокуратор угощает гостя лучшим вином из своих запасов, сам довольствуясь более экономным вариантом. Такой подход некоторым образом может характеризовать его как бережливого и учтивого управителя.
Но о цекубском вине – в другой раз.
_________________
Вверху — Понтий Пилат и его гость Афраний, акварель Геннадия Калиновского.
Справа — Маргарита пьет вино из черепа Берлиоза, иллюстрация Николая Королева.

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо Войти.

Вход на Monfinvin

Регистрация на Monfinvin

Восстановление пароля

На Вашу почту была выслана ссылка для обновления пароля.

Новый пароль